Андрей Угаров спас моего сына

У моего ребёнка сильнейший болевой шок. Устав от крика, он внезапно проваливается в сон или беспамятство, а я каждый раз, пугаясь, бросаюсь к нему: мне кажется, он умирает…

 

Его только что привезли в детскую травматологию – на дворовой игровой площадке неудачный спуск с железной горки обернулся тяжёлой травмой: у трехлетнего сына сложный перелом бедра со смещением. Дежурные хирурги сделали всё, что смогли – просверлили кость дрелью, подвесили ногу на серой простыне… Но мальчику лучше не стало – он продолжал кричать от боли. Как потом оказалось, в месте перелома было ещё и отщепление кости – эта семисантиметровая «щепка» гвоздём впивалась в мягкие ткани, причиняя дополнительные страдания. Пришёл заведующий отделением, я к нему:

 

- Какие у нас шансы?

 

- Месяц лежать на вытяжке, потом месяц в гипсе.

 

- И всё срастётся?

 

- Срастись-то срастётся, вопрос – как? К сожалению, мы не в Европе… Не исключён вариант, что ребёнок может остаться инвалидом.

 

- Но можно же сделать хоть что-то?!

 

- В наших условиях — вряд ли. Необходимое лечебно-диагностическое оборудование есть в московской клинике Рошаля (так называют НИИ неотложной детской хирургии и травматологии) — там берутся за такие операции. Только как туда попасть? Транспортировать пациента с подобной травмой на машине опасно, а вертолёта, чтобы довезти в щадящем режиме, у нас нет…. А оперировать надо уже сейчас – ведь у детей кости начинают срастаться буквально в первые часы после травмы. Чем раньше попадёте на операционный стол, тем больше шансов на успех.

 

Я поняла одно: нужен вертолет! В голове мысль: необходима помощь Угарова — он помогает людям, у него есть возможность найти спецтранспорт! Дозваниваюсь в его приёмную, объясняю ситуацию, говорю, что счёт идёт на часы, кажется плачу… Меня соединяют, слышу его голос в трубке и первое, что срывается с губ: «Андрей Алексеевич, спасите моего сына!». Объясняю, сбиваюсь, волнуюсь, но получаю краткий и такой радостный ответ: «Держитесь, вертолёт будет. Поможем».

 

Разрешение на вылет оформляют в считанные часы. Загипсованного по пояс сыночка подняли на борт, и мы полетели в Москву. А через два часа, когда вертолёт приземлился во Внуково, нас уже ждала санитарная машина, которая доставила нас в клинику.

 

В тот день, помню, был божественный праздник – по всей Москве звонили колокола. Мне оставалось только молиться…

 

Операция, длившаяся час с небольшим, прошла успешно. Пластины, зафиксировавшие кость, способствовали её быстрому и правильному срастанию. Через месяц мой мальчик начал учиться ходить самостоятельно, без ходунков. Был ещё длительный период реабилитации. Но сейчас он абсолютно здоров! А я с тех пор в каждый церковный праздник ставлю свечку за здравие Андрея Алексеевича Угарова.

 

Елена Лихушина

 

2015-04-22

Поделитесь новостью с друзьями